Телефон/Касса: +7 (343) 3-600-100
  Email: ekadance@mail.ru
  Адрес: ул. Студенческая 3, оф. 221




«Мои люди стиснуты в четырех стенах». Татьяна Баганова — о своей «Весне священной» в Большом театре

Татьяна Баганова_коммерсант Интервью балет Завтра в Большом театре премьерой спектакля «Весна священная» Игоря Стравинского в постановке Татьяны Багановой открывается международный фестиваль «Век «Весны священной» — век модернизма». В течение ближайших четырех недель на Новой сцене театра пройдет парад главных «Весен» ХХ века в аутентичном исполнении: балет Бежара покажет созданный им Bejart Ballet Lausanne, спектакль Пины Бауш — Вуппертальский танцтеатр, а самую первую постановку, Вацлава Нижинского, столетие которой и отмечает весь мир, привезет балетная труппа Финской национальной оперы. Фестиваль должен стать мировой сенсацией, тем более что «Весну священную» в Большом готовился ставить самый актуальный хореограф ХХI века — британец Уэйн Макгрегор. Но не поставил: из-за покушения на худрука балета Большого Сергея Филина он отказался ехать в Москву, попросив перенести запланированную премьеру на неопределенный срок. К чести руководителей театра, из этой чрезвычайной ситуации они нашли выход в кратчайший срок: на постановку «Весны священной» была приглашена Татьяна Баганова — лучший российский хореограф contemporary dance и руководитель екатеринбургской труппы «Провинциальные танцы». С ТАТЬЯНОЙ БАГАНОВОЙ поговорила ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА. — С чего вы начали работу над постановкой? — Над предложением Большого театра я думала неделю. Где-то на четвертый день послушала музыку. Я, конечно, знала «Весну священную», но тут уже по-другому слушаешь. Музыка оказалась иллюстративной, c очень конкретной драматургией. И чрезвычайно мощной. С одной стороны, мне казалось не очень интересно идти за ней. Ведь это раньше музыка для балетмейстера была первична, но уже давно, лет сорок назад, современные хореографы начали сочинять без музыки: ставили перед собой художественную задачу и генерировали внутреннее состояние, нужное для достижения цели. Я уже лет пять так работаю. С другой стороны, нельзя идти поперек партитуры — я это для себя сразу решила. Так что важно было найти цель, то есть концепцию. И отделаться от «Весны» Пины Бауш — она все время стояла у меня перед глазами. — О чем же будет ваш балет? — О жажде. Эта тема, на мой взгляд, перекликается с музыкой, не противоречит ее языческой обрядности. Наш балет о жажде. О полном отсутствии воды, когда у людей происходит изменение сознания просто от того, что они смертельно хотят пить. Они находятся в замкнутом пространстве. Мы не знаем, как они туда попали, они обречены на вынужденное общение. И должны найти воду — это вопрос выживания. — Странно. Обычно в «Весне» хореографы пространство распахивают: все-таки силы природы, космогония мира — хоть внутреннего, хоть внешнего. — Мои люди стиснуты в четырех стенах. Это замкнутый социум, всецело занятый поиском воды. В музыке две части, и у нас тоже. Сначала, как у Стравинского, некие обрядовые игры, все еще радуются, все в ожидании. Во второй части уже не до игр: становится ясно, что надо обязательно предпринять сверхусилие, чтобы сохранить жизнь, чтобы пришло обновление. — А любовь-дружба у вас будет? Или каждый за себя? — Ну, есть там один дуэт. Но пока он психологически не прописан. Вообще-то, общение в этом балете происходит не на личностном уровне. Мужчины всегда сильнее, они могут отобрать воду у женщин. И они заранее знают, что сверхусилие придется делать не им. В данной ситуации очень важна и физическая правда: физиологическое ощущение жажды, когда пересыхает все — кожа, горло, язык. И танцовщики это реально чувствуют: мы делаем перерыв после полутора часов репетиций, и к этому времени они очень хотят пить — им не надо ничего наигрывать. — Кто же из артистов Большого отважился на такой эксперимент? — Больше всего меня удивило, что мне доверили балерин. Прямо настоящих балерин. На кастинге была девушка, которая честно выполняла все, что я показывала. Она была такая худенькая, хрупкая, и, когда мы стали падать на коленки, мне ее стало так жалко! Но самое страшное произошло, когда я попросила артистов подойти и посмотреть друг другу в глаза, употребив фразу: «Телесно ощутите друг друга». Одну балерину это ввергло в шок. Она, по-моему, где-то даже интервью дала по этому поводу… Ну, в общем, это было что-то. Говорю мужчинам: «Подойдите к женщине, потрогайте ее». А они: «Не могу я ее трогать, она солистка…» Это были такие яркие моменты кастовой принадлежности, негибкости мышления… человек для себя изначально половину мира закрывает. — И что же, преодолели артисты эти моменты? — Ну, старались. Тут ведь проблема выбора: ничего не получится, если ты болтаешься где-то между «Спящей красавицей» и «Весной священной». Не получится ни там, ни здесь. Но танцовщики ментально не были готовы к такой работе. И еще я поняла, что люди, выученные определенным вещам, не могут исполнить то, что вы им предлагаете. Не потому что не хотят, а потому что телесно не могут это воспроизвести. Очень многие артисты Большого сбежали после первых же репетиций. — Сколько же осталось? — В балете занято 14 человек. Я сначала думала сделать пять женских партий и семь мужских (не люблю симметрию), но потом поняла, что пространство Большого требует больше народа. Артистов театра меньше десяти, пришлось привлекать к работе и миманс. И еще пять танцовщиков из «Провинциальных танцев» (труппа Татьяны Багановой.— «Ъ».), это из-за экстремальности ситуации. В мае, когда пойдет следующий блок «Весен», их должны заменить артисты Большого. — Вы ставили «Весну» на фоне криминального скандала вокруг Большого театра. Мешало ли это работе? — Абсолютно не мешало. Нам были созданы потрясающие условия. На сцене Большого репетиционного зала поставили выгородку, и мы там пропадали с утра до ночи, совершенно изолированные от мира. Исполнялись любые наши пожелания — как в сказке. Помню, мне вдруг потребовался рис, я об этом сказала, риса не оказалось. И вдруг спустя час приносят — бутафоры скрутили целую банку «риса» из крошечных бумажек. Авторские страницы Татьяна Кузнецова Источник: kommersant.ru/doc/2154373
Екатеринбургский Театр
Современной Хореографии


Екатеринбург, ул. Студенческая 3,
офис 221, тел/факс: (343) 3-600-100,
ekadance@mail.ru

Пишите письма
Если вы хотите оставить свое сообщение или
пожелание нам, перейдите по ссылке.

Билеты в Городских зрелищных кассах,
на сайтах ekb.kassy.ru , kassir.ru , radario.ru
uralbilet.ru